Врачи - изверги.

Имена белорусов Игоря Миренкова, Геннадия Михасевича или россиянина Андрея Чикотило давно стали синонимами маниакальной жестокости и звериного садизма. Но то были «люди» недалекие, психически ущербные. Ни дать ни взять — горьковское дно. Однако среди кровавых убийц оказываются и внешне добропорядочные граждане. А порой даже те, кто призван стоять на защите здоровья и самой человеческой жизни. Вот какую дикую историю поведала своим читателям одна из российских газет.

Случилось это в 70-е гг. в столице нефтяников — Тюмени. Однако долгие годы история была тайной за семью печатями и только недавно стала достоянием общественности. Волна преступлений, прокатившаяся тогда по городу, вызвала массовый шок, который сначала загнал в квартиры население почти целой области, а затем вывел на улицы и чуть не привел к антикоммунистическому перевороту.

За месяц из густонаселенного района города исчезли 19 детей. Розыски милиции ни к чему не привели. Последней в этом списке числилась Ирина Семенюк 2-х лет, которая, впрочем, нашлась первой.

Началась паника. Родители ни на шаг не отпускали детей от себя, многие не ходили в школы и детские сады. Сидела дома и Ирочка Семенюк. Так получилось, что однажды отец девочки своим «Москвичом» задавил у подъезда болонку, принадлежавшую семье молодых врачей, которые жили этажом выше. Он предлагал соседям большие деньги, но те отказались. И вот в один из дней Ирочка внезапно исчезла.

Это был страшный удар для родителей, которые сделали, казалось, все для защиты своей дочери. В милиции приняли заявление об исчезновении ребенка, не скрывая, однако, что найти ее — надежды мало.

Тем временем по ночам, а иногда и днем, Семенюкам стали слышаться странные звуки, чем-то напоминающие скулеж собаки. Зоя, так звали соседку сверху, извинилась и сказала, что они завели нового щенка, купировали ему хвост, вот он и скулит.

В тот день глава семьи, как обычно, приехал перекусить домой. И первое, что ему бросилось в глаза, была вода, стекавшая на дорожку из-под двери ванной. Заливало сверху. Слышно было, как изводится соседский щенок. Когда пришедшие сантехники взломали дверь и открыли ванную комнату, то на них бросилась посаженная на цепь… нет, не собака. Это была Ирочка!

Отец сначала кинулся к ней, но не совладал с собой, выбежал вон из квартиры. Потом опять появился с перекошенным лицом и стал неистово целовать девочку, вернее то, что от нее осталось: ножки — по коленки, а ручки — по локотки были обрезаны по всем правилам ампутации. Культи еще не совсем зажили, от бинта тянулись по полу ленточки крови и гноя. Маленькое существо рвалось в стороны на своей цепи, поскальзывалось и, падая, ударяясь о ванну, издавало те самые звуки, которые Семенюки приняли за жалобный скулеж собаки. Язык у Иры тоже был вырезан. Взрослые мужчины не скрывали слез, глядя на полудевочку-полусобаку.

Особая группа задержала врачей-садистов. Милиционеры едва сдерживали себя, чтобы не устроить самосуд. Один из сотрудников не выдержал и нанес преступнику несколько ударов в пах. Если бы его не остановили, он забил бы негодяя досмерти. Но шестеро людей, находившихся в квартире, не успели сдвинуться с места, как все было кончено. Арестованные кивнули друг другу, и в тот же миг сверкнули два тонких лезвия. Прежде чем их успели схватить за руки, скальпели, направленные мастерскими движениями, распороли животы обоим, и внутренности тяжело плюхнулись на ковер. Оба палача рухнули без признаков жизни. Врач скорой помощи констатировал смерть.

Кроме Иры Семенюк, а точнее, того, что от нее осталось, нашелся только 4-летний Илюша Монин. Его обнаружили недалеко от Тюмени. По грязным одеялам на полу ползало существо, в котором не сразу можно было признать человека: голова с пустыми фиолетовыми глазницами, обрубок туловища и всего одна ручонка, с помощью которой Ильюша передвигался от валявшегося в углу хламья к алюминиевой миске с кислым молоком, облепленной множеством тараканов.
  • 0
  • 09 сентября 2011, 16:07
  • Effecty
  • 1
build_links(); ?>